Странный реализм Памелы Уилсон

Интервью The New York Optimist (далее TNYO) с Памелой Уилсон (Pamela Wilson)

PamWilson

TNYO:  Когда ты обнаружила в себе художника и вообще начала заниматься живописью?

Вероятно в возрасте 3-4-х лет, когда я нарисовала стол и стулья в перспективе, и моя семья тотчас решила, что я художник. Я приобщилась к этому делу, и никогда не оглядывалась назад. Я всегда рисовала, но ненавидела раскраски, потому как не могла оставаться внутри линей, как, например, моя старшая сестра (которая сперла все несломанные пастельные мелки – она была убеждена в том, что является королевой мира). Как бы то ни было, я действительно пыталась убедить ее, что ей нужно нажимать на карандаш сильнее и сделать цвет ярче. Она полностью игнорировала меня, и ее  картинки, как по мне, выглядели блекло.

Я начала рисовать в последнем классе средней школы, с портретов моих маленьких братьев. Некоторым из учителей понравилось, и они поручили  мне сделать портреты их детей. Мой учитель ИЗО, Салли Кристиансен, чрезвычайно поощряла меня и сыграла важную роль в моей уверенности

TNYO:  Можешь рассказать немного о творческом процессе?

Планирование рисунка – процесс сложный, тщательный и очень приятный. Я позволяю интуиции стать моим проводником, так, будто бы осваиваю новый мир. Обычно все начинается с идеи, которая пришла ко мне из личного опыта или повседневного увеселительного чтения. Потом я провожу какое-то время в антикварных магазинах в ожидании следующих предметов, которые бы «заговорили» со мной. Я должна увидеть, почувствовать запах и прикоснуться к вещам, к предметам одежды, которые впоследствии станут стимулом для отдельной картины или серии. Я люблю антиквариат, потому что мне нравится выдергивать вещи из современного контекста и соединять их с необычными окончаниями, чтобы придать времени и пространству призрачность. Старые вещи – пристанище словоохотливых призраков. И уже после я выбираю модель и место действия – оба предмета требуют тщательных поисков. Фотографии никогда не смотрятся в конечном варианте так, как они выглядели в моей голове, но всегда замечательно, если это вдруг сходится! Я пишу с моих фотографий, а также редактирую, как мне надо. Я обычно рисую свыше одной картины со снимка, поскольку не могу довольствоваться только одной.

TNYO: Насколько важен цвет и какое место он занимает в живописи?

Цвет это все. Не только лишь один цвет, но и соотношение тонов, а также их превосходное использование. Нужно такое сочетание: правильный замысел c правильной палитрой для создания настроения картины – душа, как я люблю называть это явление. Осознание того, когда использовать много цвета или приглушить его, – это навык, накопленный на практике, и чем больше вы владеет им, тем выразительней детали, тем больше возможностей.

TNYO:  Как ты создаешь фигуры людей? Используешь ли ты координатную сетку? Двигаешься от головы к ногам?

Всегда начинаю с головы, с глаз. Я должна знать, КОГО рисую.

Pamela Wilson

TNYO: Как измерить правильное расстояние между глазами?

Это дар. «Правильное» расстояние между любыми двумя точками выбор самого художника. Но в портрете, например, нужно вымерять. Похожесть приобретается не только через точные расстояния; это цельное понимание внешности позирующего, его изгибы и тому подобное. Хороший художник находит все это.

TNYO:  При работе с формами, насколько важны овалы и круги?

Это тест на IQ?

TNYO: Ты профессор в Laguna Beach College. Что могу ожидать от тебя те, кто приходит к тебе учиться?  

Я руководитель по образовательной программе  «мастер изобразительных искусств» в Laguna College, отделение изобразительного искусства и дизайна. Я работаю с отдельными аспирантами, дабы помочь с индивидуальной работой. Делюсь тем, что умею – от нахождения личного стиля до техники, трудовой этики, а в некоторых случаях я поручаю чтение или поездки по магазинам. Частенько вознаграждают бокалом вина (после собраний). Эта хорошая работа.

Pamela WilsonTNYO:  Должно быть, замечательное чувство, но видеть продвижение твоих студентов в их карьере. Расскажи немного об этом.

Я новичок в программе в LCAD (Laguna College Art & Design), но за короткий срок я получила удивительный опыт –  наблюдала, как студенты растут в своей работе, обретают прозрение и полны энтузиазма в работе. Они все просто фантастические! Я тоже многому учусь. Я часто шучу по поводу того, кто кого наставляет.

TNYO: Сколько часов ты проводишь над каждым творением?

По-разному, конечно, но в основном уходит несколько недель на штуку.

TNYO:  Любимый цвет?

Красный. Нет, синий!

TNYO:  У тебя есть любимый художник?

На данный момент…Я подсела на Джастина Мортимера и Джереми Геддеса. Два этих художника, чьи использование пространства, цвета и манера исполнения просто сшибают с ног. Неожиданная композиция и иллюзорность сюжетно-тематического содержания работ изумляет меня. Я действительно в восторге.

TNYO: Как пришла идея о создании серии красивых призрачных картин? Откуда черпаешь вдохновение для названий?

Убедительно то изложение, в котором одно рисует другое и все сливается в один богатый и значимый образ. Я не могу придумать ничего приносящего удовлетворения больше, чем изобразительное искусство.

Если мы хотим получить богатый опыт, то должны погрузиться как в тревожные истины, так и в те, которые успокаивают. Я рисовала предметы, пребывающие в их собственных мирах, на протяжении многих лет, включая странные и причудливые образы с необычной историей, но с искренним и глубоким состраданием. Хотя эти предметы могут нас забавлять, думаю, что мы отождествляем себя с ними, как будто бы наша безопасность и психическое здоровье находятся под угрозой. В рамках нашего человеческого опыта, мы сталкиваемся с трагедией и наслаждением, нелепостью и безумием, собираем и храним по кусочкам себя и других, так мы расшифровываем значения. Мы погружаемся в исследования эмоций, от полной радости до невыносимого горя, чтобы найти место для них и измерить их важность.

A Lithophanic Haze oil on canvas Pamela Wilson

Pamela Wilson, Lithophanic Haze (Литофаническая дымка), oil on canvas

Я много читаю. Я люблю слова. Заголовок – это шанс для меня, чтобы быть поэтичной, чтобы дать небольшие подсказки, оставить несколько аллюзий. Картина всегда  говорит мне название во время работы над ней; где-то в этом процессе оно приходит ко мне.

 

TNYO:  Что вдохновляет тебя в целом, Памела?

Смех в темноте.

TNYO: Близка ли твоему сердцу духовность?

Я реалист. Я считаю, что энергия податлива, и делаю все возможное, чтобы направить ее в нужном направлении.

TNYO:  Это играет роль в твоем творчестве и жизни?

Конечно. Я, главным образом, пытаюсь окружить себя людьми, которые бы поднимали настроение, заставляли смеяться и кому я могу доверять. Остальное я могу сделать сама. Моя живопись – другая сфера, это бегство от всего, что мне наскучило. Мне нравится искусство, в котором можно отправиться в сумасшедшее приключение. Я хочу почувствовать боль и восхищение в один и тот же момент, чтобы исследовать области, о существовании которых и не догадывалась.

PamelaWilsonTNYO:  Откуда ты родом?

Я появилась на свет в Северной Калифорнии, школьные годы прошли в Колорадо, а каждое лето проходило в Южной Калифорнии…на пляже.  Я переехала обратно в Калифорнию в 1984, с тех пор здесь и живу. Я переезжала на три месяца в Бруклин в 2006 году, когда выставлялась в Claire Oliver Gallery в Челси. Но я так тосковала по дому, что очень быстро вернулась в Калифорнию. Люблю свой пляж.

TNYO: Где базируется твоя студия? Это священное место?

Моя студия находится дома. Я бы не рассматривала это как священное место, но, конечно, личное. Я думаю, приятно сохранить какую-то тайну там, где рождается искусство. Оттого я немного затворник и не приглашаю многих в рабочую обитель.

TNYO:  Ты из большой семьи, да?

У меня 10 братьев и сестер, включая сводных. Это немного безумно.

TNYO:  Члены твоей семьи завидуют твоему таланту? Без сомненья, многие люди – да. Ты терпеть не можешь, когда сталкиваешься с этим?

У меня чудесная семья. Каждый занимает свою нишу, у всех своя профессия. И мы оказываем поддержку и гордимся друг другом. Зависть обычно исходила от ухажеров, которые также были художниками, и, возможно, возмущались моим относительным успехом.

Но я никогда не воспринимала это как личную проблему. Зависть бесполезна, и жаль, если она существует.

 

TNYO:  Если бы ты не стала художником, то кем бы ты была?

Судебным адвокатом. Или дрессировщицей обезьян. Серьезно.

TNYO:  Ты замужем? Есть ли у тебя отношения?

Никогда не была замужем. И не вижу причин для этого. Мне нравится моя собственная комната. Это плохо?

TNYO:  Можешь выбрать песню нашим читателям для создания хорошего настроения?

CocoRosie “Lemonade” или Tom Waits “Chocolate Jesus”

WILSON-in-the-wake-of-calliope

WILSON-in-the-wake-of-calliop

Pamela Wilson girl with a doll

Pamela Wilson woman with a gun

Pamela-Wilson_-Darkling

Leave a Reply